Untitled Document

 
«« История — Из истории церкви Воскресенья Словущего
Скачать
Краткая история | Книга памяти 1259 | Легенда 1259 | Человек, который нарисовал школу | Из истории церкви Воскресенья Словущего

Владимир Нодарович ГОЛОВНЕР,учитель химии

 

Из истории церкви Воскресения Словущего, стоявшей прежде на месте школы № 1259

 

25 мая 1661 года москвичи ожидали красочное зрелище: торжественный въезд в Москву посла от императора Священной Римской Империи Леопольда 1 к царю Алексею Михайловичу. Послу, господину де Мейерну, предстояли сложные переговоры, визит в Московию мог затянуться. Нелегко было согласовать позиции Московского царства, Польши, других стран по Украине и подойти к заключению мира. Как принято тогда было, всякий посол — немного разведчик, отчасти - географ и историк, изучающий страну и ее жителей. В многочисленной свите де Мейерна ехал и художник, господин И. Р. Сторн. Его задачей было зарисовать все примечательное в дороге, особенно виды крепостей и городов. Сторн обладал манерой не очень художественной, его рисунки - не шедевры искусства. Зато они точны и безошибочно передают все виденное. Посольство прожило в Москве год. 6 мая 1662 года посол де Мейеры со свитой отбыл в Смоленск. В 1666 году император Леопольд 1 пожаловал де Мейерна баронским титулом, теперь он звался Мейерн фон Мейерберг, а в историю вошел как барон Августин Мейерберг. Так и говорят: "посольство Мейерберга", хотя он приезжал в Москву с именем де Мейерн.

Заслуга барона - книга "Путешествие в Московию", вышедшая в конце 1670-х годов. Книгу сопровождали рисунки Сторна. Один из рисунков - большая панорама Москвы, сделанная в 1661-1662 годах с натуры из Таганки, приблизительно с места около домов № 4-16 по улице Малые Каменщики. В левой стороне панорамы - Замоскворечье, под № 24 на рисунке - Зацепские (Фроловские) ворота Земляного города, они стояли рядом с современным выходом из метро "Павелецкая - кольцевая". № 23 - Серпуховские ворота, ныне Серпуховская площадь. Между двух этих башен - две церкви. На первом плане глава храма Троицы в Больших Лужниках (ул. Бахрушина, д. 24). На втором плане— высокий шатер храма Воскресения Словущего, что в Монетчиках. Это первое в истории изображение Воскресенской церкви. В 1661-1662 годах она была деревянной и весьма высокой. На рисунке шатер храма значительно превышает высоту и крепостных башен и церкви Троицы в Больших Лужниках.

В документах храм Воскресения в Монетчиках впервые упоминается в 1672 году с пояснением: "в стрелецкой слободе". Стрельцы жили здесь до упразднения стрелецкого войска Петром Великим в 1698 году. Монетчиками, то есть мастерами монетного двора, слобода была заселена не ранее 1701 года.

Кадашёвский монетный двор, работники которого дали название Монетчиковской слободе, существовал с 1701 по 1736 годы. Он занимал старинное здание хамовного двора, построенное еще в 1658-1661 годах и стоявшее поперек Старомонетного переулка в районе дома № 9.

Таким образом, слобожанам до места работы по прямой было не менее полутора километров, а с учетом сетки улиц и переулков - около двух.

Вероятно, ко времени возникновения Кадашёвского монетного двора все земли внутри валов Земляного города были уже заняты и монетчиков вынуждены были поселить далеко от места работы, в бывшей стрелецкой слободе.

Судя по окладным книгам, в 1722 году церковь Воскресения Словущего была еще деревянной, с Сергиевским приделом. Интересно, что название местности "Монетчики" сохранилось до сих пор, хотя сам монетный двор просуществовал лишь 35 лет в начале XVIII века. Следовательно, и слобода как "монетчиковская" ненамного его пережила. Каменный храм Воскресения Словущего был возведен в 1750 году. Это была постройка высотой 17 сажен, то есть чуть больше 36 метров. Ее широкий восьмигранный ярус первоначально завершался восьмигранным же куполом, увенчанным небольшим, тоже, восьмигранным фонарем с граненой главой.

По композиции церковь Воскресения напоминала небольшую церковь Спаса Преображения на Болвановке, построенную неподалеку в те же годы и сохранившуюся до наших дней. Обе церкви имеют кубическое основание, завершенное фронтонами. Обе с пятигранными выступами алтаря, обе завершены восьмерками. Возможно, что и оформление фасадов нижних ярусов у двух храмов было похоже, но у церкви Спаса оно сохранилось, а фасады храма Воскресения Словущего были переделаны, видимо, в XIX веке.

Была одна особенность, выделявшая церковь Воскресения Словущего из ряда подобных ей приходских церквей. В стене над аркой, ведущей из трапезной в собственно храм, было небольшое помещение высотой 2 сажени 1 вершок (около 4 м 32 см), от южных дверей храма в стене к этому помещению вела лестница.

Это были хоры, заложенные во время одного из ремонтов, скорее всего при пристройке трапезной в начале XIX века. Подобные хоры часто устраивали в усадебных церквях и использовали как ложу для владельца храма. Первоначально хоры не предназначались для певцов, как бывает сейчас. Певцы в то время всегда стояли на клиросах около иконостаса. Для кого могли быть сделаны хоры в ц. Воскресения Словущего? Возможно для кого-то знатного и богатого прихожанина, финансировавшего строительство. К сожалению, нам не известны ни имена храмоздателей, ни состав прихода в 1750-е годы. Однако известно, что в ближайшем квартале, ограниченном улицами Валовой, Пятницкой, 2-м и 3-м Монетчиковскими переулками в XVIII веке была большая усадьба, занимавшая всю территорию квартала. В центре усадьбы стоял большой деревянный господский дом, был сад и службы. Сейчас здесь Первая Образцовая типография. Может быть, хозяева этой усадьбы приложили руку к постройке своего приходского храма и оборудовали для себя хоры? Во всяком случае, наличие хор в приходском храме было необычным явлением.

В новой каменной церкви уже не упоминается Сергиевский придел. Известно, что 18 ноября 1778 года, видимо в трапезной, был освящен архимандритом Саввино-Сторожевского монастыря Феофилактом придел Тихвинской Божией Матери. Неизвестно оборудован ли придел заново или устроен вместо другого, бывшего на этом месте. Может быть, он освящен после очередного ремонта.

В 1818 году к церкви пристроили новую большую трапезную - западную часть храма высотой 5 саженей (около 10 м 70 см). В ней устроили два придела: южный - Тихвинской иконы Божией Матери был перенесен из старой трапезной; северный - мученика Андрея Стратилата (посвящение этого придела связано с храмоздателем, действительным статским советником Андреем Даниловичем Ивановым, на чьи средства и была построена трапезная). Возможно, тогда же изменили оформление фасадов основной, старой части храма. Вместо граненого восьмерик перекрыли сферическим куполом, такое же завершение сделали над абсидой. На южном и северном фасадах храма появилось по одному полукруглому окну вместо трех небольших старых окон второго света. Фасады были обработаны дощатым рустом, то есть узкими горизонтальными полосами, заглубленными в штукатурку и выделенными цветом. Длина храма вместе с новой трапезной составляла 17 саженей (более 36 м) и сравнялась с высотой храма. В таком виде церковь сохранялась до сноса в XX веке.

Внутри храма описание 1880-х годов указывает на четырехъярусный главный иконостас и двухъярусные в приделах. Рассказывают, что знаменитый книгоиздатель И. Д. Сытин, типография которого находилась на территории прихода, на рубеже XIX и XX веков при священнике П. Н. Сахарове заказал великолепные мраморные иконостасы для приделов храма и приобрел старинные иконы. И. Д. Сытин всегда приглашал духовенство храма Воскресения Словущего для освящения новых зданий типографии или вновь установленных больших печатных машин. По традиции после освящения устраивали банкет.

Особенно хороша была колокольня церкви Воскресения Словущего. Она стояла отдельно от храма на красной линии 5-го Монетчиковского переулка. До недавнего времени ее место легко определялось: там ограда отступала вглубь участка на несколько метров, и изменялся рисунок решетки ограды. Считается, что колокольня была построена вскоре после возведения храма в 1751 году. Ее автором называют знаменитого московского зодчего XVIII столетия князя Дмитрия Ухтомского. Действительно, колокольня была одним из лучших произведений стиля барокко в Москве. Прорисовка ее деталей сродни деталям построенной Ухтомским колокольни Троице-Сергиевой лавры, а завершение в виде фигурной главы весьма сложной формы немного напоминает завершение лаврской колокольни. Прихотливые картуши, обрамления круглых окон и другие детали, а также контрастная окраска создавали праздничное впечатление от постройки.

Интересно сравнить принципы построения художественного образа двух колоколен храмов Воскресения Словущего и Иоанна Предтечи что под Бором (она сохранилась до наших дней на углу Пятницкой и Черниговского переулка). Обе были построены в XVIII веке. Воскресенская имела массивное кубическое основание - первый ярус - обработанное пилястрами. Второй ярус зрительно облегчен, в его оформлении введены полуколонны. Третий, самый легкий, с широкими арками звона для колоколов, украшен отдельно стоявшими колоннами и завершался сложной главой. Чем выше - тем легче и прозрачнее силуэт, сложнее детали отделки.

Противоположный принцип - в Предтеченской колокольне. Самый пышный первый ярус, с отдельно стоящими колоннами и высокой аркой для прохода к храму. Во втором ярусе вместе с колоннами используются пилястры, а в третьем ярусе уже только пилястры. В результате силуэт здания более цельный и тяжелый. Положение спасают вытянутые по вертикали пропорции колокольни и завершение высоким шпилем.

Сохранилось описание висевших на Воскресенской колокольне в 1887 году колоколов. Их было девять. На большом колоколе надпись рассказывала, что он вылит к церкви Воскресения что в Монетчиках при священнике Феодоре Петрове в 1820 году, августа 15, на заводе Ник. Самгина. Вес его 299 пудов 22 фунта (около 4793 кг), а мастер - Аким Воробьев. Еще был колокол весом 105 пудов (1680 кг), отлит 2 августа 1780 году на заводе Степана Калинина при священнике Симеоне Леонтьеве. Следующий колокол отлит 22 мая 1780 года, весом 47 пудов 30 фунтов (764 кг). Наконец, последний из больших колоколов весил 20 пудов 12 фунтов (около 425 кг) и был отлит на заводе Самгина.

В 1873 году при храме построили церковный дом, а в 1901 году - двухэтажное здание для училища и богадельни. Этот дом стоит до сих пор, только высокие крыши в русском стиле заменили на обычные. Его адрес- 5-й Монетчиковский пер, д. 9.

Среди прихожан храма следует отметить семью Островских. С 1825 года на протяжении 8 лет будущий драматург А. Н. Островский жил неподалеку в доме своего отца на Пятницкой улице и посещал богослужения в церкви Воскресения Словущего. Дом Островских находился на месте южной части производственного корпуса Первой Образцовой типографии (Пятницкая ул., д. 71).

Следует упомянуть и нескольких представителей духовенства, служивших в храме Воскресения. Известно, что у викарного священника Илии Иванова в 1748-1750 годы были сложности с девятнадцатилетним сыном Андреем, увлекшимся азартной игрой "в зернь" и пьянством.

В 1767 году упоминаются в связи с возгоранием одежды на церковном престоле священник Симеон Леонтьев и диакон Иоанн Михайлов. 3 июня "после утрени в нощи с субботы на воскресенье неведомо каким случаем" от искры или свечи с левой стороны престола "срачица потлела": обгорела одежда престола сверху до низу. Московская духовная консистерия рассмотрела происшествие 16 июля 1767 года и решила: пономарю Петру Федорову велено "положить публично в церкви во время отправления литургии во чтение часов 100 поклонов земных".

Самым известным священником церкви Воскресения был отец Петр Сахаров, благочинный Замоскворецкого сорока, то есть старший среди духовенства одного из церковных округов Москвы. Как благочинный он вел большую общественную работу, например, 27 июня 1904 года он пожертвовал в Московский Епархиальный комитет на нужды войны на Дальнем Востоке собранные прихожанами деньги - 2448 руб. 13 коп.

С приходом к власти большевиков жизнь церкви круто изменилась. 6 апреля 1922 года из храма Воскресения изъяли 14 пудов 2 фунта 23 золотника золота и серебра (более 230 кг). В 1931 году церковь была еще открыта — в нее перенесли из закрывающейся церкви Екатерины на Ордынке храмовый образ. Богослужения в церкви Воскресения Словущего прекратились в 1934 году, тогда же храм снесли.

На церковном участке к югу от места церкви была построена школа, открывшаяся 1 сентября 1935 года. Сейчас это школа № 1259, до этого она носила № 74, а еще раньше - № 529. В 1953 году 529-ю школу окончил Мэр Москвы Юрий Лужков.

Школьное здание просуществовало почти 70 лет, в ноябре 2004 года его снесли, и сейчас здесь кипит стройка. Срок сдачи нового здания - сентябрь-октябрь 2005 года. Школа рассчитана на 660 учащихся, проект выполнен в ЦНИИЭП им. Мезенцева.

Особого рассказа требует церковная ограда. Вдоль двух переулков по границе церковного участка в середине XIX века поставили ограду, состоящую из кирпичных столбов с коваными решетками. Ограда еще стоит, как напоминание о прошлом, но дни ее сочтены, никто не заинтересован в сохранении, реставрации этого сооружения. Проектировщики и строители привыкли возводить современные постройки, реставрация им чужда. Проще объявить ограду ветхой, малоценной и не подлежащей восстановлению. Так воспитывается у школьников привычка наплевательски относиться к прошлому: вместо наглядного примера сохранения памятника - его разрушение. На участке все равно нужно будет строить ограду и ее сделают: типовую, не говорящую ничего. Ни уму, ни сердцу. Сейчас старая ограда наполовину разрушена. Может быть, еще не поздно принять решение о восстановлении ограды в старых формах? Ведь она - единственное, что сохранилось от древнего храма Монетчиковской слободы.

Александр Фролов «Вестник Замоскворечья», № 4 (229), февраль-март 2005 г.
«Контакт!», № 18 октябрь 2003


Средняя общеобразовательная школа №1259
Москва, ЦАО, 5-й Монетчиковский пер., д. 7
Тел.: (495) 953–04–16 (секретарь) | Яндекс-Карта
  Яндекс цитирования
Создать сайт бесплатно